КРУГЛАЯ ДАТА

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

– Ребёнку десять, – говорит жена, – круглая дата!
– Хорошо, – отвечаю. – Купим ему круглый мяч.
– Нет, мы устроим вечеринку и пригласим его класс.
– Класс?!! – вздрагиваю. – Да они же тут камня на камне… 
И начался торг. 
– Назови, сколько?! – орал я. – Сколько это в тротиловом эквиваленте?!
Мной учитывался каждый ищущий розетку палец, каждый сморкающийся в занавеску нос, каждый грызущий мебель клык.
Жена настаивала на десятерых, я – на трёх. Сошлись на пяти.

– Мы хотим, чтобы на день рождения, ты пригласил своих самых лучших друзей, – улыбнулась мать сыну.
– Пять! – растопырил я пальцы.
– Напиши пригласительные…
– Пять!!
– Мы купим подарки.
– Пять!!!
Сын кивал. Робкая улыбка блуждала по его лицу.

Организацию праздника я взял на себя. Торт, шарики, свечи, огнетушители, вёдра, багры. В подвале организовал небольшой детский вольер с мягкими игрушками и крепким засовом.
– Он должен запомнить это на всю жизнь! – напутствовала меня супруга, отбывавшая с младшенькой на время празднования к подруге.
– Запомнит! – пообещал я. – Не сомневайся!

А в назначенный срок к дому стали съезжаться автомобили. Один, два, три, четыре… и в каждом по пять.
– Сколько пригласительных ты написа-а-ал?!!! – как грушу, тряс я именинника. 
– Одно, – бормотал он. – На доске…

Нет счастливей существа, чем родитель, сплавивший своё чадо на пару часиков, как и нет несчастней существа, всех этих чад приютившего. 
Где-то на пятом десятке я сбился.
– Чем я буду их угощать?!! – рвал я именинника за отвороты праздничного жакета. – У меня только один торт и два багра! Всего два багра!!
Спасла сынишку вдребезги разлетевшаяся ваза. 
– Дети! – ахнул я, оглядывая осколки. – Идите же скорей в подвал с угощением!
– А клоун?! – потянул меня за рукав какой-то рыжий сопляк. – Клоун будет?
И все завопили: «Клоун! Клоун!! Будет клоун!!!». И гурьбой сыпанули вниз по лестнице. 
– Тише! – вскинул я руки. – Аккуратней! 
Но мой крик потонул в грохоте валящихся тел. 
«Десять! – застучало в висках. – Десять лет… с конфискацией!».

Рассасывалась куча-мала так же стремительно, как и образовалась. Невредимые вредители вскакивали и принимались носиться, орать и биться об стены. Все, кроме рыжего. Тот лежал ничком. 
– Ты жив?!! – пал я перед ним на колени. 
Вместо ответа сопляк по павианьи скакнул, и проорал: 
– Клоун где?! Где клоун?! 
Ответить я не успел. Меня потянули.
«Она поранила коленку!» – указали на хнычущую в углу девочку. И тут же: «Скажите ему, чтобы не толкался!»… «А музыку можно?!»… «А скоро зажигать свечи?»… «А торт когда?»… «А туалет где?»… «А «фанту» можно?!»… 
Меня рвали, драли и скребли. 
– Да заткнитесь же, гадёныши! – прошипел я, и малышня восторженно заголосила: 
«Клоун! Он и есть клоун!» 
И меня закружил вихрь.
«Сделай страшную рожу, клоун! Сделай ещё!». 
Вой, смех, лопающиеся шарики, грохочущий телевизор… 
«Девочка с коленкой! – опомнился я. – Хромота… Суд… Колония». 
Отыскал взглядом. Подбежал. 
– Болит?! 
В глаз мне посмотрело чёрное дуло водяного пистолета. 
«Война-а-а! – детонировал подвал. – Война-а-а!!» 
И пластиковые стульчики ощетинились ножками.

Колошматились изверги отчаянно. Я оказался в эпицентре. Вокруг меня визжали, орали, и убивали друг друга пять десятков дикарей младшего школьного возраста. Очнулся я, лишь, когда пенная струя колы ударила в потолок.
– Стоять все-е-е-ем!!! – дико взревел я, и услышал визгливый вопль рыжего: 
«Бей клоуна-а-а!!!»

Рвали мерзавцы похлеще пираний. 
– Да не клоун я! Не клоун! – неуклюже отбивался я, умоляя сына: – Ну скажи им, что я не клоун!!
– Мой папа самый лучший клоун на свете!! – неистово вопил в ответ мой сынишка, и, заглушая остальных, ревел: «Бей клоуна!!!»
В итоге, тортом меня кормили с ложечки. Ну а свечи я вставлял сам.

© Эдуард Резник

  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Мы делаем Kultrest для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!