Одна из самых трогательных историй любви произошла в Париже между Маяковским и Татьяной Яковлевой

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов «ледокола» из Страны Советов. 

Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни.

Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один…

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а Яковлевой – цветы…

Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. 

Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента. 

Невзирая на погоду и время года, из года в год, в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского»…

Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. 

Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней…

Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. 

Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупированном немцами Париже Яковлева выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. 

Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды.

Цветы от Маяковского стали парижской историей. 

Однажды в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж. 

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. 

В ее уютном доме цветы были повсюду. 
Рывлину было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости, но очень уж хотелось узнать правду.

– Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… 

— Пейте чай, — ответила Татьяна, — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь? 

И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного. Букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. 

И тут посыльный из-за охапки этого великолепия произнес:

– Татьяна Яковлева? Это Вам От Маяковского…

  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Мы делаем Kultrest для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!