ПОРОДА

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Когда мне было двадцать, моей маме сказали, что для меня есть девочка. 
– Не девочка, а клад, – сказали ей. – Умненькая, воспитанная. Порода, экстерьер – всё на пять. Берите даром! 
– Не девочка, а клад, – пересказывала мне мама за обедом. – Умненькая, воспитанная. Порода фокстерьер – на пять. Бери даром!
– Девочка? – переспрашиваю.
– Умненькая, – подливает мне чайку мама.
– А окрас?
– Темненькая.
– Странно, – говорю. – Вы же всегда были против. Что ж теперь?
– Теперь ты вырос, – отирая мне салфеткой губы, говорит мать. – Теперь тебе можно. 
Я посмотрел на неё искоса.
– Хорошо, но что мне с ней делать? – спрашиваю.  
– Ну, ты как маленький. Что там сложного? Погулял, покормил, вывел в парк… 
– И она будет жить дома? – интересуюсь.
– Конечно! А где ж ей ещё жить? 
– И папа не против? 
– Папа – «за». 
– Но он же всегда был категорически.
– Ой, кто его будет слушать? 
Я отпил чаю.
– Ну, не знаю, – говорю. – Это серьёзный шаг. Я, конечно, всегда хотел породистую, но это же требует времени.  
– Какое там время, я тебя умоляю. Пару раз сводить на выставку? Что ты вечно делаешь из мухи?
– Ну, а какая она хоть – маленькая, большая?
– И что ты перебираешь?
– А имя у неё есть?
– Ида.
– Ида?! – переспрашиваю. – Что это за имя такое, Ида?
– Нормальное еврейское. 
– У неё еврейское имя?!
– Говорят же тебе – породистая.
– И что я буду кричать ей на улице: «Ида, Ида!».
– Зачем ты ей будешь кричать? Ты что дикий? Не знаешь, как ухаживают?
– Ой, мам, я тебя прошу – тоже мне дрессировщица! 
Теперь уже мама посмотрела на меня искоса. 
– Всё-таки ты какой-то дикий, – говорит. – Я тебе предлагаю хорошую девочку, а ты такой дикий! 
– Ида! – повторяю я. – Ида, ко мне! Ида, иди сюда!.. Да я этого просто не выговорю. У меня рот треснет!.. Дай лапу, Ида! Что за имя?!.. Ну, хорошо, – говорю, – а если она станет лезть? 
– Лезть? – ахает мама. – Почему она должна лезть, она же приличная?!
– Поверь мне, – говорю, – все суки лезут! 
Мама всплеснула руками:  
– Боже, какой же ты всё-таки дикий! 
И вышла из кухни, хлопнув дверью. 
Впрочем, через полчаса она вернулась.
– Договорилась. Заберёшь её в шесть от «ДК железнодорожников» – у неё там курсы.
– Охотничьи? – усмехаюсь. 
– Изобразительные!
– Ну, слава богу – не балет. 
– Да, и вот пять рублей, возьми с ней такси. Девочка она домашняя, привыкшая к комфорту… 
– Понятно, – говорю, – ещё одна принцесса. Но хоть намордник-то к ней дадут? 
– Боже! – хватается мама за сердце. – Ты такой дикий, что я уже за неё боюсь!

В шесть я был на Подоле.
У афишного столба приметил брюнетку. Она кого-то высматривала. Стал высматривать и я. Минут через десять девушка робко спросила:
– Извините, вы случайно не Эдик? 
– Случайно, – киваю. – А вы, стало быть, та самая хозяйка?
– Ну… – смущённо опустила глаза брюнетка, – я, конечно, помогаю маме…
– Так, значит, мама хозяйка?! 
– Ну, вообще-то бабушка. Но мы с мамой ей помогаем…
– Господи, – улыбаюсь, – сколько же у этой принцессы помощников?! Вы, верно, её балуете, да?! Признайтесь, со стола кормите?.. Надеюсь, мебель она не грызёт?! 
Девушка побледнела.
– Да вы не волнуйтесь, – успокаиваю, – я животных люблю. Она ведь не кусачая, правда?.. Кстати, как у неё с прививками? Глисты там, блохи?.. 
Глаза собеседницы совершенно округлились. Видя, что разговор не клеится, я взглянул на часы.
– Так, может, давайте того… – говорю, как можно непринуждённее, – пойдём уже? 
– Куда?! – жмётся девица к афише.
– К вам, разумеется. Где вы её держите? Не на цепи ж она у вас? 
Собеседница попятилась.  
– Постойте, – подхватываю её по локоток. – Мама говорила, что, вы бесплатно даёте, но если вам денег, то у меня, вот – лезу я в карман и достаю пять рублей. – Этого хватит?.. Да куда же вы?! Да скажите хоть куда приходить!..

Домой вернулся без настроения.
– Всё совалось! – кричу с порога. – Её не привели!
– Не привели? – ахает мама. – Она, что – инвалид?!
– Да я не знаю – инвалид, не инвалид, но девица явно бешенная! Я её о прививках – она белеет. Я о глистах – таращится! Говорю тебе, тут что-то не так. Либо эта собака тапки грызёт, либо в прихожей гадит!.. И, вообще, – беру маму за руку, – честно признаться, я больше мальчиков люблю… Особенно боксёров.

© Эдуард Резник

  •  
  •  

Сохраните статью в коллекцию, и вы легко сможете найти ее!

Cохранить в коллекцию
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Мы делаем Kultrest для вас, жмите "нравится", чтобы читать нас на фейсбуке!